1980-1990
Майя Борисова
Виктор Голявкин
ЛИТЕРАТУРНАЯ КАРТА
Борис Гребенщиков
Дмитрий Лихачев
Илья
Фоняков
Виктор
Цой
Елена
Шварц
Писатели:
Как измерить литературную эпоху?

Характеризуя тот или иной литературный период, мы обычно используем знакомые нам временные понятия — «десятилетие», «столетие», «век».
Мы говорим: «поэзия начала XX века», «проза 50, 60, 70-х». Но всегда ли рамки литературной эпохи совпадают с календарными? Нельзя отрицать, что такие примеры существуют. Но все же литература не подчиняется строгим правилам календаря.
Александр Дольский
Олег Григорьев
Как измерить литературную эпоху?
Характеризуя тот или иной литературный период, мы обычно
используем знакомые нам временные понятия —
«десятилетие», «столетие», «век». Мы говорим: «поэзия
начала XX века», «проза 50, 60, 70-х». Но всегда ли рамки
литературной эпохи совпадают с календарными? Нельзя
отрицать, что такие примеры существуют. Но все же
литература не подчиняется строгим правилам календаря.

Наиболее очевидно совпадение литературной
и календарной эпох проявляется на рубеже веков.
Как правило, это период, когда новые тенденции, громко
заявляя о себе, еще не оформились, а прежние при этом
продолжают действовать. Так в одном временном отрезке
новое пересекается со старым. Возможно, поэтому
мыслить в литературе «десятилетиями» было бы
неправильно.Ведь границы творчества гораздо шире
исторических.

Однако тенденция измерять литературу десятилетиями
не нова, и мы решили придерживаться именно такой
периодизации. Это позволяет нам систематизировать
живой литературный процесс и упорядочить естественное
течение литературной жизни, определив в каждом
периоде ключевые фигуры и яркие имена. Литературные
десятилетия сменяют друг друга, меняются и адреса
на нашей литературной карте. Так восстанавливается
связь времен и диалог читателя с автором в пространстве
города.


Олег Евгеньевич Григорьев
Поэт Григорьев известен как автор иронично-абсурдных стихов и рассказов для детей, написанных в лучших традициях обэриутской поэзии, «обнажающих смешную
и трагичную алогичность жизни». По признанию автора, ему не удалось «отстоять себя как живописца, как прозаика, как взрослого писателя», только как детского поэта,
ведь «детские стихи — они же коротенькие…». Олег Григорьев придумал для своих произведений необычную малую форму, которую назвал «стихотворема» (получилось при сложении слов «стихотворение», «поэма» и «теорема»). Сборники «озорной поэзии» («Чудаки», «Витамин роста», «Говорящий ворон») нашли своего, не только детского читателя, заслужили народное признание. А многочисленные безымянные григорьевские стихи, лёгкие по форме и глубокие по содержанию, еще при жизни
поэта бытовали в устной форме, циркулировали в самиздате и, утрачивая авторство, становились частью городского фольклора.
Поэт, художник. Представитель ленинградского андерграунда
«Друзья юности Олега Григорьева рассказывали, что он не хотел взрослеть. Был он невысок, моложав, тонкой кости и долгое время говорил, что ему семнадцать лет. Мы познакомились, когда ему уже перевалило за сорок. Он был бородат, испит, болен, но на трезвую голову неожиданно превращался в ребенка, с простодушным удивлением и радостью открывавшего знакомый мир».
Михаил Яснов,
поэт, эссеист,
литературный критик

Адреса в Петербурге:
Штрихи к портрету
Слушай
Интерпретируй
Смотри
1943–1992
Дом П. Я. Толстого -
Дом К. Я. Соколова
Архитектор: К. Я. Соколов, С. А. Данини, К. К. Вергейм.
Год постройки: к. 1770-х, 1867, 1899
Дом детской книги был организован на базе легендарного
издательства «ДЕТГИЗ» специализированного книжного
издательства для детей и юношества, созданного
в 1933 году по инициативе и при участии М. Горького,
С. Маршака, К.Чуковского. В 1949 году Ленгорисполком
выделил для ленинградского отделения издательства
роскошный особняк на набережной Кутузова,6, где кроме
самой редакции, располагающейся на 3-ем этаже здания,
был создан Дом детской книги. Здесь юные читатели могли
познакомиться не только с лучшими образцами детской
литературы, но и встретиться с любимыми литераторами.
М. Яснов вспоминал о выступлении поэта Олега Григорьева
в Доме детской книги: «Олег умел подначивать.
Вскоре аудитория заговорила с ним на одном языке –
и когда дело дошло до традиционных вопросов,
кто-то из ребят, подхватив его игровую иронию, спросил
у Олега: «Сколько росту вы весите?» На что последовал
незамедлительный ответ: «Метр семьдесят килограмм!»
В середине 1990-х особняк перешел в частную
собственность, а Дом детской книги сменил свой адрес.

Доходный дом графа Шувалова
Арт-Центр "ПУШКИНСКАЯ 10"
Архитектор: Х. Х. Тацки.
Год постройки: 1878–1879 гг.
С конца 1980-х на Пушкинской,10 располагался
неформальный центр андеграундной культуры,
объединивший множество ленинградских полулегальных
клубов и творческих мастерских. Здесь собирались
представители неофициального искусства
1970-1990‒х годов ‒ независимые музыканты, художники,
литераторы (О. Григорьев, Ю. Никифоров, Б. Понизовский,
Д. Шагин, Б. Гребенщиков, Ю. Шевчук и мн. др.)
Сегодня культурный центр «Пушкинская, 10» включает
Музей Нонконформистского искусства и Музей Звука,
Библиотеку и архив независимого искусства, 14 галерей,
два музыкальных клуба, детский театр-концерт «Вампука»,
студию звукозаписи, концертные и выставочные площадки.


О. Григорьев на «Пушкинской, 10»

Поэт Олег Григорьев начал писать стихи в годы учебы
в СХШ – художественной школе при Академии художеств,
з которой был отчислен за «формализм» в 1960 году.
«Изгнали за то, что рисовал не то и не так, - отмечал поэт
Михаил Яснов. - За то, что был насмешлив и скандален.
За то, что имел особый взгляд, улавливающий смешную
и трагичную алогичность жизни». Судьба «неофициального»
поэта сложилась во многом трагично, была для своего
времени типичной «творческой биографией»: работа
сторожем, кочегаром, дворником; издание первой книги
детских стихов и рассказов «Чудаки» (1971); отбывание
срока за «тунеядство», участие в скандально известной
выставке нонкомформистов в ДК «Невский», выход в свет
второй детской книги «Витамин роста» (1981),
«вытеснение из взрослой литературы в детскую,
из детской — в непечатание», травля со стороны
официальной литературы.

А дальше — «усилившаяся бытовая несовместимость
с миром», беспробудное пьянство, дебоши, асоциальный,
полубродяжнический образ жизни, вторая судимость,
полугодовалое заключение в «Крестах», досрочное
освобождение, выход третьей детской книги
«Говорящий ворон» (1989). В последние годы жизни ―
признание, востребованность, членский билет Союза
писателей и трагический финал…
«Бедолага, пьяница, головная боль милиции и восторг
кликушествующих алкашей, почти бездомный,
разбрасывающий свои стихи по своим временным
пристанищам, он был человеком светлого ума,
образованным, поразительно органичным.
В трезвые минуты — обаятельный, умный, иронический
собеседник, в пьяные — чудовище, сжигающее свою
жизнь и доводящее до исступления окружающих.
Эта горючая смесь высот бытия и дна быта пропитала
его стихи, сделала их ни на что не похожими, превратила
грязные, стыдные, но такие реальные окраины жизни
в факт подлинной истории», — писал о Григорьеве
Михаил Яснов.
В 2002 году в арт-центре на Пушкинской ул.,10, где поэт
провел последние месяцы жизни в мастерских
у приютивших его «митьков», установлена мемориальная
доска.
Здание Городской думы
Архитектор: Н. Е. Ефимов, Л. Л. Бонштедт
Год постройки: 1847-1852
С 1990 года в здании Городской думы располагается
штаб-квартира Петербургского отделения ПЕН-клуба —
международной неправительственной организации
по защите писательских прав. Название клуба — ПЕН —
аббревиатура от английских слов «поэт», «эссеист»,
«новеллист», складывающаяся в слово «пен» (pen) —
авторучка.
В задачи организации, объединившей профессиональных
писателей и журналистов, работающих в различных
литературных жанрах, входит борьба за свободу слова
и свободу личности, содействие творческому сотрудничеству
писателей всего мира. Среди членов ПЕН-клуба
К. Азадовский, В. Багно, Т. Вольтская, Г. Горбовский,
Я. Гордин, Н. Елисеев, А. Кобринский, А. Кушнер,
А. Мелихов, В. Попов, В.Соснора, С. Стратановский,
В. Шубинский, М. Яснов и др.
В 1980 году в издательстве "Детская литература" вышла
книга поэта Олега Григорьева "Витамин роста" с озорными
и необычными стихами, яркими иллюстрациями
Валерия Дмитрюка. Это была вторая книга автора,
адресованная детям, которая могла бы открыть для поэта
путь в «большую» литературу. Однако судьба
распорядилась иначе: на волне функционерских мероприятий
против молодой детской поэзии коллегия с участием
С. Михалкова при Госкомиздате РСФСР признала книгу
«вредной для детей», а поэт Олег Григорьев «оказался
среди тех, кому особенно досталось».

За резкой критикой «неудобной поэзии» и ряда
обвинительных статей в прессе последовали долгие годы
творческой безвестности, невозможности печататься
и издаваться. Следующая книга Григорьева,
«Говорящий ворон» (1989), вышла уже в годы перестройки,
когда представитель «неформальной литературы»
стал членом Пен-клуба.