1970-1980
Александр
Володин
Глеб
Горышин
ЛИТЕРАТУРНАЯ КАРТА
Сергей Довлатов
Олег
Тарутин
Владимир
Уфлянд
Вадим
Шефнер
Михаил
Чулаки
Писатели:
Как измерить литературную эпоху?

Характеризуя тот или иной литературный период, мы обычно используем знакомые нам временные понятия — «десятилетие», «столетие», «век».
Мы говорим: «поэзия начала XX века», «проза 50, 60, 70-х». Но всегда ли рамки литературной эпохи совпадают с календарными? Нельзя отрицать, что такие примеры существуют. Но все же литература не подчиняется строгим правилам календаря.
Валентин Пикуль
Виктор Кривулин
Как измерить литературную эпоху?
Характеризуя тот или иной литературный период, мы обычно
используем знакомые нам временные понятия —
«десятилетие», «столетие», «век». Мы говорим: «поэзия
начала XX века», «проза 50, 60, 70-х». Но всегда ли рамки
литературной эпохи совпадают с календарными? Нельзя
отрицать, что такие примеры существуют. Но все же
литература не подчиняется строгим правилам календаря.

Наиболее очевидно совпадение литературной
и календарной эпох проявляется на рубеже веков.
Как правило, это период, когда новые тенденции, громко
заявляя о себе, еще не оформились, а прежние при этом
продолжают действовать. Так в одном временном отрезке
новое пересекается со старым. Возможно, поэтому
мыслить в литературе «десятилетиями» было бы
неправильно.Ведь границы творчества гораздо шире
исторических.

Однако тенденция измерять литературу десятилетиями
не нова, и мы решили придерживаться именно такой
периодизации. Это позволяет нам систематизировать
живой литературный процесс и упорядочить естественное
течение литературной жизни, определив в каждом
периоде ключевые фигуры и яркие имена. Литературные
десятилетия сменяют друг друга, меняются и адреса
на нашей литературной карте. Так восстанавливается
связь времен и диалог читателя с автором в пространстве
города.


Александр Моисеевич Володин
Творческий путь писатель начал с создания ряда рассказов и пьес. Не получив должного признания, перешел к созданию киносценариев. В центре его внимания — не абсолютно положительные герои, типичные для произведений сталинской эпохи, а люди живые, сомневающиеся, вступающие в конфликт — с обществом, традициями и с самими собой.

Фильмы, снятые по его сценариям, стали классикой отечественного кинематографа: «Пять вечеров» (по собственной пьесе), «Звонят, откройте дверь!» (1965),
«Похождения зубного врача» (1965), «Осенний марафон» (1979).

Автор пьес: «Пять вечеров» (1959), «В гостях и дома» (1960), «Старшая сестра»
(первонач. назв. «Моя старшая сестра», 1961), «Идеалистка» (1962), «Назначение» (1963), «Две стрелы» (1967; пост. 1980), «Кастручча» (1968), «Дульсинея Тобосская»
(1969; пост. 1971), «Ящерица» (1969; пост. 1982), «Мать Иисуса» (1970).
Настоящая фамилия — Лифшиц.
Драматург, сценарист, поэт.
«Непосредственность, естественность делали порой его поведение неожиданным, даже странным. Но не сам он был тому виной. Володин не совпадал с действительностью
не из-за своей, как кому-то могло показаться, неуживчивости, а из-за того, что предъявлял
к ней (действительности) собственные, вполне закономерные, человеческие требования.
Как и его герои. А она далеко не всегда отвечала пониманием и готовностью соответствовать. Этот конфликт – едва ли не основной в его жизни и в его превосходных пьесах».
Эмиль Кардин,
литературный критик,
прозаик, публицист
Адреса в Петербурге:
Штрихи к портрету
Слушай
Интерпретируй
Смотри
1919–2001
Особняк
А. Д. Шереметева
Архитектор: Е. А. Тур, В. А. Пруссаков, В. Г. Тургенев
Год постройки: 1858, 1883–1886
В 1930-е г. помещения особняка А. Шереметева были
переданы Ленинградскому отделению Союза писателей.
Белый зал стали использовать для общих собраний,
значительных творческих вечеров и выступлений. Попасть
в «Дом Маяковского» можно было только членам союза
писателей, людям, имевшим пригласительный билет
или пришедшим в сопровождении членов союза. Здесь
бывали: М.Зощенко, А. Володин, В. Голявкин, Д. Гранин,
А. Житинский, Б. Стругацкий, В. Конецкий, А. Кушнер
и другие. В 1993 г. дом пострадал от сильного пожара,
и петербургские литераторы некоторое время занимали
временные помещения. В 2008 г. под их творческие нужды
было выделено здание на Звенигородской улице, 22 в.


Из воспоминаний А. Володина:


«Давно это было. Травили Зощенко.
В "Огоньке" прочитал статью о том, как его заставили каяться
(в ленинградском Доме писателей). Английским студентам,
которые спрашивали, согласен ли он со ждановским
постановлением о нем и Ахматовой, он сказал: "Нет".
Вот за это. После его выступления двое в зале решились
зааплодировать ему, один был Меттер, другим был я.
Меттер был редактором моей первой книжки, мы стояли
где-то сзади у дверей. Аплодировать, в общем, было
неуместно, сейчас поймете, почему. Все же это означало бы,
что зал принял и одобрил покаяние.
На сцене сидели приехавшие из Москвы на это мероприятие
Кожевников и Симонов, сидели в президиуме. Симонов -
вальяжно облокотясь на белую щеку. (Как любили мы его
стихи на фронте, как ждали их!) Зощенко не каялся,
а пытался объяснить. Долго. В войну его попросили написать
что-нибудь смешное, для детей. Пусть голодные, холодные
хоть повеселятся. Он написал про обезьянку, которая убежала
из зоопарка. Уже после войны напечатали в журнале "Звезда".
И вот Жданов написал статью, которая стала постановлением
партии и правительства, где представил это произведение
как злобный пасквиль на советских людей. (Как продуманно,
по-иезуитски соединил «пошляка» Зощенко и утонченную
«врагиню» народа Ахматову. Получалось, что между этими
полюсами уже всякое писание подозрительно.)
Закончил Зощенко страшно. Крикнул в зал: "Не надо мне
вашего Друзина, не надо мне вашего сочувствия, дайте мне
спокойно умереть! " (Друзин был редактором журнала
"Звезда"). Этого крика, этих слов не забыть. У сидевших
в зале были гримасы страдания на лицах. У всех. Вот тогда
Меттер и я захлопали. В тишине. На что вальяжный Симонов,
грассируя, проговорил: «Ну вот, два товарища в задних
рядах присоединили свои аплодисменты к аплодисментам
английских буржуазных сынков».

Жилой дом
Архитектор: В. Ф. Белов, Н. Н. Трегубов,
Л. И. Шимаковский
Год постройки: 1966
На протяжении почти сорока лет (с 1966 по 2001 год)
в кооперативном доме при Всероссийском театральном
обществе проживал А. Володин, о чем свидетельствует
мемориальная доска. Здесь были созданы такие его пьесы,
как «Дульсинея Тобосская», «С любимыми не расставайтесь»,
«Две стрелы» и др.

Марина Дмитревская, театральный критик, театровед:
«Неремонтированная кухня, потолок в лохмотьях
облупившейся краски, старый холодильник.
Кажется, ему было неловко хоть как-то улучшить свой быт,
когда другие живут плохо. Или он боялся искушения
"другой жизнью"? Все было неизменно: на стене,
над пианино, на котором играл Окуджава (а соседи стучали
в стенку, чтобы прекратили шум), всегда висела фотография
Лены Прокловой из фильма "Звонят, откройте дверь"!,
под стеклом лежали фотографии Фриды-девочки, детей
и Беллы Ахмадулиной. Эту квартиру я бы превратила
в музей шестидесятничества. Может быть, это был
единственный дом знаменитого человека, устоявший
перед натиском комфорта и евростандарта. Он не дал
возможности и права себя прикормить. Никому.
Никакому времени».
Дом компании "Зингер"
Архитектор: П. Ю. Сюзор
Год постройки: 1902-1904
Осенью 1955 года при Ленинградском отделении
издательства «Советский писатель», находящемся
на 3-ем этаже Дома книги (Невский пр., 28), возникло
литературное объединение (ЛИТО), первым руководителем
которого был писатель Леонид Николаевич Рахманов.
Занятия в «Школе Рахманова» проходили по вечерам
дважды неделю, заканчивались ближе к полуночи.
Рахманов демонстрировал безукоризненный литературный
вкус, учил находить точное, емкое слово, по словам
С. Тхоржевского, «ценить метафоры, небанальное
сравнение, энергию фразы». «Рахманова отличало
удивительное чувство стиля и понимания книжной культуры.
Старая культура отложилась в нём, и он смог передать
её тем, кто приходил к нему на занятия в ЛИТО», ―
писал П. Дейниченко. Первые произведения многих членов
ЛИТО были опубликованы в альманахе «Молодой
Ленинград», составителями и редакторами которого были
Леонид Рахманов и Маргарита Степановна Довлатова –
старший редактор издательства.

Среди членов ЛИТО видные представители ленинградской
литературы: А. Володин, В. Голявкин, Г. Горышин, А. Битов,
В. Конецкий, В.Ляленков, Б. Сергуненков, Э. Шим.и др.
Ко времени участия в ЛИТО Володин издал свою первую
книгу – сборник «Рассказы» (1957).

Сергей Донатович Довлатов
Первое литературное признание получил еще в Ленинграде, но известность его была ограничена средой советского андеграунда. В 1978 г. покинул страну. В Америке смог реализовать себя как писатель: закончил работу над произведениями «Зона: Записки надзирателя», «Заповедник», «Компромисс», «Чемодан», «Наши», изданными там же. Наравне с И. Бродским считается одним из известнейших представителей третьей
волны эмиграции.
Прозаик, критик, публицист.
«Всю жизнь, сколько я его помню, он проходил с одной и той же прической: я не помню его ни длинновласым, ни бородатым. В его массе была определенная законченность, более присущая, как правило, брюнетам, чем блондинам; темноволосый человек всегда более конкретен, даже в зеркале, филологические девушки называли его «наш араб» – из-за отдаленного сходства Сережи с появившимся тогда впервые на наших экранах Омаром Шарифом. Мне же он всегда смутно напоминал императора Петра — хотя лицо его начисто было лишено петровской кошачести, — ибо перспективы родного города (как мне представлялось) хранят память об этой неугомонной шагающей версте, и кто-то должен время от времени заполнять оставленный
ею в воздухе вакуум
»
Иосиф Александрович Бродский
поэт, драматург, переводчик
Адреса в Петербурге:
Штрихи к портрету
Слушай
Интерпретируй
Смотри
1941–1990
Дом Е. Рейна
Архитектор: Э. Г. Шуберский
Год постройки: 1862-1863
Неподалеку от Довлатова в дворовом флигеле Толстовского
дома жил поэт, эрудит и знаток Ленинграда Е. Рейн.
«Мы жили по соседству, ‒ вспоминал Рейн, ‒ разделял нас
только Щербаков переулок. В начале 70-х я перебрался
в Москву, но моя комната еще несколько лет сохранялась
за мной, я приезжал и жил подолгу, иногда месяц-два.
В эти времена Сережа приходил ко мне почти ежеутренне,
он выходил гулять с фокстерьером Глашей прямо в тапочках
на босу ногу (даже в осеннее время), добывал пару бутылок
пива и появлялся в моей комнате. При этом Глашу неизменно
нес под мышкой». Для Довлатова Е. Рейн был «старшим»,
и, по воспоминаниям Аси Пекуровской, Довлатов ему
«поклонялся как божеству».
Жилой дом
Архитектор: A. 3. Комаров, И. М. Ливен, А. И. Климов.
Год постройки: 1806, 1820-1870-е, 1912
В результате жилищного обмена квартиру в этом доме
получили мать и жена С. Довлатова — Нора Сергеевна
и Елена. Вернувшись из Таллина, писатель переехал к ним.
Здесь Довлатов пережил отъезд жены и дочери —
эта история описана в «Заповеднике». После ареста
и скорого освобождения летом 1978 года писатель
принимает решение уехать из страны. Квартира № 29
в доме на Рубинштейна стала последним ленинградским
адресом Довлатова: эмигрировав, на родину он больше
не возвращался.
Жил в доме с 1974 по 1978 год.

«Дальнейшие события излагаю отрывисто, как бы пунктиром.
Мелкое диссидентство.
Встречи с перепуганными западными журналистами.
Обвинения в притонодержательстве и тунеядстве.
(Участковый Баенко говорил мне: «Из твоего дома выбегали
полуодетые женщины». Я требовал логики: «Если у меня
притон, они должны были наоборот — вбегать».) Зате —
какие-то неясные побои в милиции. (Я бы воспринял их как
случайность, не повторись они дважды.) И, наконец,
Каляевский спецприемник, бывшая тюрьма на Шпалерной».

(С. Довлатов, «Старый петух, запеченный в глине»)
Жилой дом
Архитектор: А. А. Барышников
Год постройки: 1911-1912
Две из семи комнат коммунальной квартиры в этом доме
занимала семья Довлатовых. Здесь писатель провел
больше половины жизни — с не очень длительными
перерывами на службу в армии, работу в Таллине
и Пушкинских горах. На стене дома установлена
мемориальная доска, а рядом — памятник писателю.
Эта квартира породила многие анекдоты, герои которых
жили вместе с Довлатовым или заходили к нему в гости.
Жил в доме с 1944 по 1974 год.

«Жили мы в отвратительной коммуналке. Длинный
пасмурный коридор метафизически заканчивался
уборной. Обои возле телефона были испещрены
рисунками — удручающая хроника коммунального
подсознания. <...> Наша квартира вряд ли была типичной.
Населяла ее главным образом интеллигенция.
Драк не было. В суп друг другу не плевали. (Хотя ручаться
трудно). Это не означает, что здесь царили вечный мир
и благоденствие. Тайная война не утихала. Кастрюля,
полная взаимного раздражения, стояла на медленном
огне и тихо булькала…» /С. Довлатов, «Наши»/

Борис Натанович Стругацкий
Борис Стругацкий работал в соавторстве с братом Аркадием Стругацким.
Вместе они создали множество произведений, ставших достоянием отечественной научной фантастики, — «Трудно быть богом», «Понедельник начинается в субботу»,
«Обитаемый остров», «Пикник на обочине» и др. Книги, написанные Стругацкими, неоднократно экранизировались. После смерти Аркадия Б. Стругацкий занялся самостоятельным творчеством, публиковал свои произведения под псевдонимами, наиболее известный из которых — С. Витицкий.
Писатель-фантаст.
«Как известно, в сознании читателей братья Стругацкие были настолько тесно связаны друг с другом, что воспринимались буквально одним человеком. Известен случай, когда дочь Аркадия Стругацкого шла по коридору института и услышала за спиной: "Вот идет дочь братьев Стругацких". Когда этот случай рассказали Борису Стругацкому, тот ответил: "Видимо, это – абсолютно достоверно. В точности то же произошло в ДТ "Гагры" – моя жена услышала о себе краем уха: "Вот идёт жена братьев Стругацких".

На самом же деле братья, конечно, не передвигались, как сиамские близнецы, у них были свои круги общения, и эти круги не всегда пересекались».
М. Цыбульский, писатель
советский и американский врач-психиатр
Адреса в Петербурге:
Штрихи к портрету
Слушай
Интерпретируй
Смотри
1933–2012
Дом А. Ф. Шишмарева
Архитектор: А. М. Горностаев, А. П., Брюллов
1779, 1840-1841
Этот адрес можно назвать счастливым для братьев
Стругацких. БНС писал, что ценой нечеловеческих усилий
Самуила Лурье и тогдашнего завпрозой Владимира
Кривцова) «Нева» опубликовала (впервые в СССР!) роман
«Обитаемый остров». Произошло это в 1969 году
и закончилось крупными неприятностями в Горкоме КПСС.
В новейшие уже времена именно в «Неве» появились роман
«Град обреченный» (написанный еще в середине 70-х
и пролежавший в столе без всякого движения более
двадцати лет) и только что законченный роман
«Хромая судьба», напечатать который писатели даже
и не мечтали при своей жизни.
Год постройки: 1963
Дом считался оплотом элитарной культуры: в разное время
в нем жили преподаватели Ленинградских вузов,
Вагановского училища и консерватории
им. Н. Римского-Корсакова. С 1964 г. квартиру в этом доме
занимал Борис Стругацкий. Здесь, по его словам,
разворачивались события, описанные в повести
«За миллиард лет до конца света».

Особняк А. Д. Шереметева
Архитектор: Е. А. Тур, В. А. Пруссаков, В. Г. Тургенев
Год постройки: 1858, 1883–1886
В 1930-е г. помещения особняка А. Шереметева были
переданы Ленинградскому отделению Союза писателей.
Белый зал стали использовать для общих собраний,
значительных творческих вечеров и выступлений.
Попасть в «Дом Маяковского» можно было только членам
союза писателей, людям, имевшим пригласительный билет
или пришедшим в сопровождении членов союза.
Здесь бывали: М. Зощенко, А. Володин, В. Голявкин,
Д. Гранин, А. Житинский, Б. Стругацкий, В. Конецкий,
А. Кушнер и другие. В 1993 г. дом пострадал от сильного
пожара и петербургские литераторы некоторое время
занимали временные помещения.
В 2008 году под их творческие нужды было выделено
здание на Звенигородской улице, д. 22в.