Литературная карта Петербурга
Александр Беляев
Леонид Добычин
Борис Житков
Николай Заболоцкий
Борис Корнилов
Самуил Маршак
Николай Олейников
Юрий Тынянов
Даниил Хармс
Вячеслав Шишков
«Я познакомился с Заболоцким в конце двадцатых годов… Заболоцкий был румяный блондин среднего роста, склонный к полноте, с круглым лицом, в очках, с мягкими пухлыми губами. Крутой северорусский говорок — он родился в городе Уржуме Вятской губернии — оставался у него всю жизнь, но особенно заметен был в молодости. Манеры у него смолоду были степенные, даже важные. Впоследствии я как-то сказал ему, что у него есть врожденный талант важности — талант, необходимый в жизни и избавляющий человека от многих напрасных унижений».
Корней Чуковский,
поэт, публицист, литературный критик, переводчик и литературовед

Штрихи к портрету
Николай Алексеевич Заболоцкий
(1887–1964) — поэт, переводчик
В начале творческого пути вступил в ОБЭРИУ, но вскоре от группы отдалился. Первый сборник «Столбцы» (1929) получил резкие отзывы критиков, после чего взрослые стихи Заболоцкого на некоторое время пропали из печати. В 1938 г. был арестован и сослан на Дальний Восток. В заключении закончил работу над переложением «Слова о полку Игореве». В 1946 г. получил разрешение приехать в Москву, был вновь принят в Союз писателей и вернулся к профессиональной литературной деятельности.
«Заболоцкий прошел сложный путь исканий и опытов, пока стал поэтом широкого звучания и большого дыхания». Н. Тихонов.
Адреса Николая Заболоцкого в Петербурге:
Жилой кооперативный дом 3-го Петроградского товарищества собственников квартир.
Архитектор: И. И. Яковлев, А. И. Зазерский.
Год постройки: 1913-1914.
Адрес: Каменноостровский пр., 73–75.

На шестом этаже дома, в мансарде жил Н.Заболоцкий, деливший десятиметровую комнату с двумя друзьями, такими же студентами, как и он. «Жили в нужде; во владении этой братии были предметы фабричного производства — примус, чайник, котелок для варки пищи, связка бутылок для керосина». К этому периоду относятся первые и, по мнению самого Заболоцкого, неудачные поэтические опыты. В 1925 г. был призван на военную службу: остался в Ленинграде, но переехал в казармы на Выборгской стороне.
Жил в доме с 1921 по 1925 гг.
Из воспоминаний Н. Сбоева «Мансарда на Петроградской»:
«У меня был хороший адрес: Ленинград, ул.Красных Зорь (ныне ― Каменноостровский пр., д. 73/75, мансарда, комн. 5. Этот адрес я предпочел другим из-за значительности и звучности слов «Ленинград» и «мансарда». Комната 5 до моего приезда была достаточно заселена: в ней жили студенты Педагогического института Блохин Александр Михайлович — тверяк, Заболотский Николай Алексеевич — из Уржума и Резвых Николай Петрович — также из Уржума. Товарищи потеснились, отвели мне угол и помогли сколотить из большого ящика сооружение для спанья. Жили в нужде; во владении этой братии были предметы фабричного производства — примус, чайник, котелок для варки пищи, связка бутылок для керосина. Другие предметы индивидуального пользования были привезены из дома — это были плетенные из ивы корзины, складные ножики и кое-какая посуда. Н.П.Резвых был обладателем карманных часов — единственного предмета роскоши на четверых. У нашей комнаты площадью примерно в десять метров потолок был скошен по ходу крыши, и воздуху в ней было маловато. Окно давало свету достаточно. Вид из окна был превосходен: за Большой Невкой мы любовались частью Выборгской стороны до Политехнического института и Сосновки. Паровое отопление работало исправно, но все же при северном ветре вода в чайнике застывала».
Жилой кооперативный дом 3-го Петроградского товарищества собственников квартир.
Архитектор: И. И. Яковлев, А. И. Зазерский.
Год постройки: 1913-1914.
Адрес: Каменноостровский пр., 73–75.

На шестом этаже дома, в мансарде жил Н.Заболоцкий, деливший десятиметровую комнату с двумя друзьями, такими же студентами, как и он. «Жили в нужде; во владении этой братии были предметы фабричного производства — примус, чайник, котелок для варки пищи, связка бутылок для керосина». К этому периоду относятся первые и, по мнению самого Заболоцкого, неудачные поэтические опыты. В 1925 г. был призван на военную службу: остался в Ленинграде, но переехал в казармы на Выборгской стороне.
Жил в доме с 1921 по 1925 гг.
Из воспоминаний Н. Сбоева «Мансарда на Петроградской»:
«У меня был хороший адрес: Ленинград, ул.Красных Зорь (ныне ― Каменноостровский пр., д. 73/75, мансарда, комн. 5. Этот адрес я предпочел другим из-за значительности и звучности слов «Ленинград» и «мансарда». Комната 5 до моего приезда была достаточно заселена: в ней жили студенты Педагогического института Блохин Александр Михайлович — тверяк, Заболотский Николай Алексеевич — из Уржума и Резвых Николай Петрович — также из Уржума. Товарищи потеснились, отвели мне угол и помогли сколотить из большого ящика сооружение для спанья. Жили в нужде; во владении этой братии были предметы фабричного производства — примус, чайник, котелок для варки пищи, связка бутылок для керосина. Другие предметы индивидуального пользования были привезены из дома — это были плетенные из ивы корзины, складные ножики и кое-какая посуда. Н.П.Резвых был обладателем карманных часов — единственного предмета роскоши на четверых. У нашей комнаты площадью примерно в десять метров потолок был скошен по ходу крыши, и воздуху в ней было маловато. Окно давало свету достаточно. Вид из окна был превосходен: за Большой Невкой мы любовались частью Выборгской стороны до Политехнического института и Сосновки. Паровое отопление работало исправно, но все же при северном ветре вода в чайнике застывала».
Дом Придворного оркестра.
Архитектор: Л. Руска, А. К. Буржуа.
Год постройки: 1800-е, 1838, 1934 – «писательская надстройка».
Адрес: наб. кан. Грибоедова, 9.

В 1934 году бывший дом Придворного оркестра вырос на два этажа на средства писательского кооператива и Литфонда. С тех пор в доме жили преимущественно члены Союза писателей. Здесь получили квартиры представители разных литературных объединений и групп: «Серапионовы братья», «ОБЭРИУ», «Перевал», авторы журналов «Чиж» и «Ёж», литературоведы-формалисты, преподаватели Института истории искусств. Жильцами дома были: М. Зощенко, В. Каверин. Н. Заболоцкий, Н. Олейников, Е. Шварц, О. Форш, В. Кетлинская, Б. Житков, М.Сломинский, М.Козаков… – всего более 130 известных имен.
Н. Заболоцкий в Писательском доме

В квартире № 45 жил Н. Заболоцкий. В гости заходил живший напротив Н. Олейников, Д.Хармс, В.Каверин и мн. др. Особенно теплые отношения были у Заболоцких со Шварцами. Это последний ленинградский адрес поэта – после ссылки на Алтай он переехал в Москву, где провел последние 12 лет жизни.
Жил в доме с 1934 по 1938 гг.
Дом Придворного оркестра.
Архитектор: Л. Руска, А. К. Буржуа.
Год постройки: 1800-е, 1838, 1934 – «писательская надстройка».
Адрес: наб. кан. Грибоедова, 9.

В 1934 году бывший дом Придворного оркестра вырос на два этажа на средства писательского кооператива и Литфонда. С тех пор в доме жили преимущественно члены Союза писателей. Здесь получили квартиры представители разных литературных объединений и групп: «Серапионовы братья», «ОБЭРИУ», «Перевал», авторы журналов «Чиж» и «Ёж», литературоведы-формалисты, преподаватели Института истории искусств. Жильцами дома были: М. Зощенко, В. Каверин. Н. Заболоцкий, Н. Олейников, Е. Шварц, О. Форш, В. Кетлинская, Б. Житков, М.Сломинский, М.Козаков… – всего более 130 известных имен.
Н. Заболоцкий в Писательском доме

В квартире № 45 жил Н. Заболоцкий. В гости заходил живший напротив Н. Олейников, Д.Хармс, В.Каверин и мн. др. Особенно теплые отношения были у Заболоцких со Шварцами. Это последний ленинградский адрес поэта – после ссылки на Алтай он переехал в Москву, где провел последние 12 лет жизни.
Жил в доме с 1934 по 1938 гг.
Дворец Нарышкиных-Шуваловых.
Архитектор: Симон де Б., Н. Е. Ефимов.
Год постройки: 1790, 1844-1846.
Адрес: наб. р. Фонтанки, д. 21.

В 1920-е гг. дворец, поныне известный как Шуваловский, был передан Дому печати, где сосредоточилась культурная жизнь города. В конце 1927 г. одно из помещений было предоставлено обэриутам для репетиций. 24 января 1928 г. в большом театральном зале Дома печати состоялось наиболее масштабное и значимое выступление ОБЭРИУ — вечер «Три левых часа». Ещё один адрес важный для обэриутов ул. Маяковского (с 1852 по 1936 гг. — Надеждинская ул.), д. 11.
Н. Заболоцкий – среди создателей литературной группы ОБЭРИУ. 24 января 1928 года участвовал в первом публичном выступлении обэриутов «Три левых часа» а ленинградском Доме печати. После этого выступления Н. Заболоцкий почти не принимал участия в деятельности группы. Опыт соприкосновения с обэриутами и значительно повлиял его на художественное восприятие.
Книгой «Столбцы» Заболоцкий зарекомендовал себя не только как талантливый поэт, но и философ, и экспериментатор. Писательница и сценарист Вера Кетлинская вспоминала: «Заболоцкий в те годы был близок с группой поэтов, называвших себя обэриутами. Я с недоумением слушала программные высказывания этих молодых, явно оригинальничающих поэтов, у одного из которых в комнате висел большой лозунг: «Мы не сапоги». Ярко талантливая книга стихов Заболоцкого «Столбцы», конечно, носила в себе следы формалистических влияний, но была гораздо значительнее того, что писали обэриуты. Да и склонности к оригинальничанью у Заболоцкого не было, и отношение к поэзии у него было гораздо серьезнее и глубже, в чем мне довелось убедиться».

Объединение реального искусства (ОБЭРИУ)
Участники: Ю. Бахтерев, К. Вагинов, А. Введенский, Ю. Владимиров, Н. Заболоцкий, Д. Левин, Д. Хармс.

Объединение возникло как продолжение литературной группы «Левый фланг»; первое упоминание ОБЭРИУ появляется в журнале Дома печати, опубликовавшем в 1927 г. его программу. Состав группы был условным: одни входили в группу лишь номинально, другие, участниками не являясь, к этому кругу примыкали (напр., Я. Друскин и Л. Липавский). Непохожих друг на друга обэриутов объединяла дружба и общие взгляды на поэзию: они противостояли эстетизму и стремились создавать вещественные, конкретные образы.
Дворец Нарышкиных-Шуваловых.
Архитектор: Симон де Б., Н. Е. Ефимов.
Год постройки: 1790, 1844-1846.
Адрес: наб. р. Фонтанки, д. 21.

В 1920-е гг. дворец, поныне известный как Шуваловский, был передан Дому печати, где сосредоточилась культурная жизнь города. В конце 1927 г. одно из помещений было предоставлено обэриутам для репетиций. 24 января 1928 г. в большом театральном зале Дома печати состоялось наиболее масштабное и значимое выступление ОБЭРИУ — вечер «Три левых часа». Ещё один адрес важный для обэриутов ул. Маяковского (с 1852 по 1936 гг. — Надеждинская ул.), д. 11.
Н. Заболоцкий – среди создателей литературной группы ОБЭРИУ. 24 января 1928 года участвовал в первом публичном выступлении обэриутов «Три левых часа» а ленинградском Доме печати. После этого выступления Н. Заболоцкий почти не принимал участия в деятельности группы. Опыт соприкосновения с обэриутами и значительно повлиял его на художественное восприятие.
Книгой «Столбцы» Заболоцкий зарекомендовал себя не только как талантливый поэт, но и философ, и экспериментатор. Писательница и сценарист Вера Кетлинская вспоминала: «Заболоцкий в те годы был близок с группой поэтов, называвших себя обэриутами. Я с недоумением слушала программные высказывания этих молодых, явно оригинальничающих поэтов, у одного из которых в комнате висел большой лозунг: «Мы не сапоги». Ярко талантливая книга стихов Заболоцкого «Столбцы», конечно, носила в себе следы формалистических влияний, но была гораздо значительнее того, что писали обэриуты. Да и склонности к оригинальничанью у Заболоцкого не было, и отношение к поэзии у него было гораздо серьезнее и глубже, в чем мне довелось убедиться».

Объединение реального искусства (ОБЭРИУ)
Участники: Ю. Бахтерев, К. Вагинов, А. Введенский, Ю. Владимиров, Н. Заболоцкий, Д. Левин, Д. Хармс.

Объединение возникло как продолжение литературной группы «Левый фланг»; первое упоминание ОБЭРИУ появляется в журнале Дома печати, опубликовавшем в 1927 г. его программу. Состав группы был условным: одни входили в группу лишь номинально, другие, участниками не являясь, к этому кругу примыкали (напр., Я. Друскин и Л. Липавский). Непохожих друг на друга обэриутов объединяла дружба и общие взгляды на поэзию: они противостояли эстетизму и стремились создавать вещественные, конкретные образы.
«Когда в начале двадцатых годов молодой Самуил Маршак приходил ко мне и стучал в мою дверь, я всегда узнавал его по этому стуку, отрывистому, нетерпеливому, четкому, беспощадно-воинственному, словно он выстукивал два слога: "Мар-шак". И в самом звуке этой фамилии, коротком и резком, как выстрел, я чувствовал что-то завоевательное, боевое: - Мар-шак! »
«Как Иван Калита собирал Русь, так Маршак собирал детскую литературу», — отмечал писатель Исай Рахтанов. Самуил Маршак вместе с К. Чуковским стоял у истоков советской детской литературы, а также Детского государственного издательства (Детгиза). Создал большое количество произведений для детей («Двенадцать», «Теремок», «Мистер Твистер», «Почта», «Кошкин дом» и др.), ставших классическими. Основал собственную редакторскую школу, через которую прошли многие талантливые писатели. Также известен знаменитыми переводами народных детских английских песенок, произведений Р. Бернса, У. Блейка, Р. Киплинга, Д. Китса, Р. Стивенсона, У. Шекспира. Отмечен рядом государственных наград и премий.
С.Я. Маршак утверждал: «Когда переводишь стихи, следует смотреть не только в книгу, откуда переводишь, но и в окружающую жизнь, и в себя. Поэт-переводчик должен как бы перевоплотиться в автора и, во всяком случае, влюбиться в него, в его манеру и язык, сохраняя при этом верность своему языку и даже своей поэтической индивидуальности».
Корней Чуковский,
поэт, публицист, критик, переводчик и литературовед
Штрихи к портрету
Самуил Яковлевич Маршак
(1887–1964) — поэт,
переводчик, критик, редактор.
Адреса Самуила Маршака в Петербурге:
Дом Косиковского - Доходный дом А. М. Тупикова.
Архитектор: Ю. О. Дютель.
Год постройки: 1876-1877.
Адрес: Литейный пр. (ранее — пр. Володарского), 21/ ул. Пестеля, 14.

Более десяти лет в этом доме проживал С. Маршак. Хотя дома он бывал нечасто, засиживаясь в редакции до поздней ночи, здесь он создал такие произведения, как «Мистер Твистер», «Кошкин дом» и др. «Я, знаете, так замучен, что вчера заснул с колбасой во рту, и тем не менее я работаю», — описывал он режим своей жизни в 1930-е гг. После разгона редакции в 1938 г. Маршак покинул дом и Ленинград.

Жил в доме с 1927 по 1938 гг.
Д. Хармс рассказывал об одном забавном происшествии с Маршаком.
«Однажды вечером Маршак пригласил к себе Хармса, и они шли пешком из Детгиза на улицу Пестеля, к Маршаку. По пути они обсуждали какой-то свой замысел совместный, и вот дошли до цирка, где дорогу им преградил остановившийся хвост трамвая. А тогда появились американские длинные вагоны, двойной состав. И тут произошла сценка совершенно в цирковом вкусе, вкусе циркового антре. Был уже вечер, и они уже спешили домой, к Маршаку. А трамвай всё преграждал путь и дергался то вперед на несколько метров, то назад. И вот они делали несколько шагов то вперед, то назад, не имея возможности предугадать, что будет дальше с этим чёртовым трамваем. Какая-то движущаяся преграда была на их пути. И когда наконец трамвай тронулся в сторону Садовой улицы, то Маршак, разгоряченный, разъяренный и взбешенный поведением трамвая, стал поддавать его ногой, хлопать тростью. В эту красную спину трамвая. И Хармс никак не мог остановить Самуила Яковлевича, который так разозлился на технику, которая вредит человеку. И в тот момент, говорит Хармс, я понял, почему Маршак написал своего «Рассеянного»: он сам был похож на свой персонаж».
Дом Косиковского - Доходный дом А. М. Тупикова.
Архитектор: Ю. О. Дютель.
Год постройки: 1876-1877.
Адрес: Литейный пр. (ранее — пр. Володарского), 21/ ул. Пестеля, 14.

Более десяти лет в этом доме проживал С. Маршак. Хотя дома он бывал нечасто, засиживаясь в редакции до поздней ночи, здесь он создал такие произведения, как «Мистер Твистер», «Кошкин дом» и др. «Я, знаете, так замучен, что вчера заснул с колбасой во рту, и тем не менее я работаю», — описывал он режим своей жизни в 1930-е гг. После разгона редакции в 1938 г. Маршак покинул дом и Ленинград.

Жил в доме с 1927 по 1938 гг.
Д. Хармс рассказывал об одном забавном происшествии с Маршаком.
«Однажды вечером Маршак пригласил к себе Хармса, и они шли пешком из Детгиза на улицу Пестеля, к Маршаку. По пути они обсуждали какой-то свой замысел совместный, и вот дошли до цирка, где дорогу им преградил остановившийся хвост трамвая. А тогда появились американские длинные вагоны, двойной состав. И тут произошла сценка совершенно в цирковом вкусе, вкусе циркового антре. Был уже вечер, и они уже спешили домой, к Маршаку. А трамвай всё преграждал путь и дергался то вперед на несколько метров, то назад. И вот они делали несколько шагов то вперед, то назад, не имея возможности предугадать, что будет дальше с этим чёртовым трамваем. Какая-то движущаяся преграда была на их пути. И когда наконец трамвай тронулся в сторону Садовой улицы, то Маршак, разгоряченный, разъяренный и взбешенный поведением трамвая, стал поддавать его ногой, хлопать тростью. В эту красную спину трамвая. И Хармс никак не мог остановить Самуила Яковлевича, который так разозлился на технику, которая вредит человеку. И в тот момент, говорит Хармс, я понял, почему Маршак написал своего «Рассеянного»: он сам был похож на свой персонаж».
Дом компании "Зингер".
Архитектор: П. Ю. Сюзор.
Год постройки: 1902-1904.
Адрес: Невский пр. (с 1918 по 1944 гг. — пр. 25 Октября), 28/наб. кан. Грибоедова, 21.

После революции здание компании «Зингер» было национализировано. Сначала использовалось как книжный склад, а с 1919 г. передано Петрогосиздату (с 1938 г. — Лениздату). С этого момента Дом книги — книжный центр города, где размещались главные ленинградские издательства и книжный магазин. В этом доме началась история Детгиза (до 1934 г. — Лендетгиза), родились культовые журналы «Еж» и «Чиж».

Издательство «Детгиз».
В 1922 году С. Маршак переехал в Петроград. Это стало важным событием в литературной жизни города. Писатель Михаил Слонимский вспоминал: «Первому знакомству с Маршаком предшествовал поход К. И. Чуковского по писательским квартирам и комнатам. Взбегая на высокие этажи с легкостью юноши, Корней Иванович с заражающим энтузиазмом и обычной своей душевной щедростью возглашал:
— Приехал поэт Маршак! Замечательный! Огромный! Вы обязаны быть завтра…
Он называл час и место первого выступления Маршака и мчался к следующему писателю».
В 1933 году совместными усилиями М. Горького, С. Маршака и К. Чуковского было создано издательство детской литературы под названием «Детгиз». Первым главным редактором «Детгиза» стал С. Маршак, собравший вокруг себя таких авторов как Б.Житков, В. Шкловский, Л. Пантелеев, Д. Хармс, А.Введенский, А.Толстой, Е.Шварц, Н.Чуковский и др. Многие из них были привлечены Маршаком из издательства детской литературы «Радуга», в работе которого он принимал участие вместе с Чуковским.
Николай Чуковский вспоминал: «Детский отдел Госиздата в Ленинграде в первые годы своего существования был учреждением талантливым и веселым. Возник он примерно в 1924 году. С 1925 года настоящим его руководителем стал Самуил Яковлевич Маршак, вернувшийся с юга в Ленинград.
То была эпоха детства детской литературы, и детство у нее было веселое. Детский отдел помещался на шестом этаже Госиздата, занимавшего дом бывшей компании Зингер, Невский, 28; и весь этот этаж ежедневно в течение всех служебных часов сотрясался от хохота. Некоторые посетители Детского отдела до того ослабевали от смеха, что, кончив свои дела, выходили на лестничную площадку, держась руками за стены, как пьяные».
Дом компании "Зингер".
Архитектор: П. Ю. Сюзор.
Год постройки: 1902-1904.
Адрес: Невский пр. (с 1918 по 1944 гг. — пр. 25 Октября), 28/наб. кан. Грибоедова, 21.

После революции здание компании «Зингер» было национализировано. Сначала использовалось как книжный склад, а с 1919 г. передано Петрогосиздату (с 1938 г. — Лениздату). С этого момента Дом книги — книжный центр города, где размещались главные ленинградские издательства и книжный магазин. В этом доме началась история Детгиза (до 1934 г. — Лендетгиза), родились культовые журналы «Еж» и «Чиж».

Издательство «Детгиз».
В 1922 году С. Маршак переехал в Петроград. Это стало важным событием в литературной жизни города. Писатель Михаил Слонимский вспоминал: «Первому знакомству с Маршаком предшествовал поход К. И. Чуковского по писательским квартирам и комнатам. Взбегая на высокие этажи с легкостью юноши, Корней Иванович с заражающим энтузиазмом и обычной своей душевной щедростью возглашал:
— Приехал поэт Маршак! Замечательный! Огромный! Вы обязаны быть завтра…
Он называл час и место первого выступления Маршака и мчался к следующему писателю».
В 1933 году совместными усилиями М. Горького, С. Маршака и К. Чуковского было создано издательство детской литературы под названием «Детгиз». Первым главным редактором «Детгиза» стал С. Маршак, собравший вокруг себя таких авторов как Б.Житков, В. Шкловский, Л. Пантелеев, Д. Хармс, А.Введенский, А.Толстой, Е.Шварц, Н.Чуковский и др. Многие из них были привлечены Маршаком из издательства детской литературы «Радуга», в работе которого он принимал участие вместе с Чуковским.
Николай Чуковский вспоминал: «Детский отдел Госиздата в Ленинграде в первые годы своего существования был учреждением талантливым и веселым. Возник он примерно в 1924 году. С 1925 года настоящим его руководителем стал Самуил Яковлевич Маршак, вернувшийся с юга в Ленинград.
То была эпоха детства детской литературы, и детство у нее было веселое. Детский отдел помещался на шестом этаже Госиздата, занимавшего дом бывшей компании Зингер, Невский, 28; и весь этот этаж ежедневно в течение всех служебных часов сотрясался от хохота. Некоторые посетители Детского отдела до того ослабевали от смеха, что, кончив свои дела, выходили на лестничную площадку, держась руками за стены, как пьяные».
«Культурная пивная» («Красная Бавария»).
Архитектор: Ф.-Б. Растрелли, П. П. Жако.
Год постройки: 1759-1761, 1829-1831.
Адрес: Невский пр. (с 1918 по 1944 гг. — пр. 25 Октября), 30 / наб. канала Грибоедова, 16.

В 1925 г. в подвальном помещении была открыта пивная «Бавария», известная также как «Культурная пивная». Это было излюбленным местом отдыха работников Госиздата и Детгиза, а также авторов, с этими редакциями сотрудничавших. Здесь бывали все обэриуты (этому заведению посвящено стихотворение Н. Заболоцкого «Вечерний бар»), С. Маршак, М. Зощенко, В. Саянов, А. Толстой и многие другие.

«В то время около Дома книги, на углу Невского и канала Грибоедова, открылась так называемая «культурная пивная» — там было чисто, тихо, пьяные не допускались, кормили вкусно и довольно дешево. Мы часто там обедали», ‒‒ вспоминала писательница Вера Кетлинская.
«Культурная пивная» («Красная Бавария»).
Архитектор: Ф.-Б. Растрелли, П. П. Жако.
Год постройки: 1759-1761, 1829-1831.
Адрес: Невский пр. (с 1918 по 1944 гг. — пр. 25 Октября), 30 / наб. канала Грибоедова, 16.

В 1925 г. в подвальном помещении была открыта пивная «Бавария», известная также как «Культурная пивная». Это было излюбленным местом отдыха работников Госиздата и Детгиза, а также авторов, с этими редакциями сотрудничавших. Здесь бывали все обэриуты (этому заведению посвящено стихотворение Н. Заболоцкого «Вечерний бар»), С. Маршак, М. Зощенко, В. Саянов, А. Толстой и многие другие.

«В то время около Дома книги, на углу Невского и канала Грибоедова, открылась так называемая «культурная пивная» — там было чисто, тихо, пьяные не допускались, кормили вкусно и довольно дешево. Мы часто там обедали», ‒‒ вспоминала писательница Вера Кетлинская.
«Коля Олейников был казак, и притом типичнейший — белокурый, румяный, кудрявый, похожий лицом на Козьму Пруткова, с чубом, созданным богом для того, чтобы торчать из-под фуражки с околышком. Он был сыном богатого казака, державшего в станице кабак, и ненавидел своего отца. Все его взгляды, вкусы, пристрастия выросли в нем из ненависти к окружавшему его в детстве быту. Родня его сочувствовала белым, а он стал яростным большевиком, вступил сначала в комсомол, потом в партию»
Долгое время Н. Олейников был известен как детский поэт. Он работал под началом С.Маршака в детской редакции Госиздата, сочинял для журналов «Чиж» и «Ёж» создал новый, до него не существовавший жанр — научную публицистику для детей. Очерки, рассказы и статьи Н.Олейникова публиковались в журналах под разными псевдонимами, самый известный из которых ‒ «Макар Свирепый». Этот знаковый персонаж журнала, внешне немного похожий на автора, изображался на боевом коне Гвоздике, вместе с которым он участвовал в удивительных приключениях.
При жизни поэта было выпущено 12 книг для детей и опубликовано только пять «взрослых» стихотворений. Однако творчество Н. Олейникова было широко известно в литературных кругах Ленинграда. Его «стихи на случай» ходили в списках, их читали в клубных залах, на дружеских вечерах, переписывали и заучивали наизусть.

Поэт был арестован 20 июля 1937 г. по обвинению в контрреволюционной деятельности и приговорен к расстрелу. После реабилитации Н. Олейникова в 1957 году его стихи по-прежнему оставались под официальным запретом. В 1975 году в Германии вышел первый сборник стихов поэта, в 1982-м в Нью-Йорке - второй. В России первый сборник поэта был издан только в 1988-м году.
Корней Чуковский, поэт, публицист, литературный критик, переводчик и литературовед
Штрихи к портрету
Николай Макарович Олейников
(1898–1937) — поэт,
сценарист, редактор.
Адреса Николая Олейникова в Петербурге:
Дом Придворного оркестра.
Архитектор: Л. Руска, А. К. Буржуа
Год постройки: 1800-е, 1838, 1934 – «писательская надстройка».
Адрес: Малая Конюшенная ул., 4/2/ наб. кан. Грибоедова, 9 / Чебоксарский пер., 2.

Близкий к современному вид дом Придворного оркестра приобрел в 1934 г., когда на средства писательского кооператива и Литфонда надстроили два этажа. С тех пор в доме жили преимущественно члены Союза писателей. Здесь получили квартиры представители разных литературных объединений и групп: «Серапионовы братья», «ОБЭРИУ», «Перевал», авторы журналов «Чиж» и «Ёж», литературоведы-формалисты, преподаватели Института истории искусств. Жильцами дома были: М. Зощенко, В. Каверин. Н. Заболоцкий, Н. Олейников, Е. Шварц, О. Форш, В. Кетлинская, Б. Житков, М. Сломинский, М. Козаков – всего более 130 известных имен.
В квартире № 46 с женой и маленьким сыном поселился поэт Н. Олейников. Частыми гостями его дома были Д. Хармс, А. Введенский, соседи Е. Шварц и Н.Заболоцкий.
Это последний адрес поэта. В июле 1937 г. поэт Н. Олейников был арестован. В ходе обыска в его квартире были изъяты записные книжки, литература и математический трактат, над которым Олейников трудился несколько лет.

Из воспоминаний Ларисы Олейниковой:

«Приезжает грязная машина. <…> Выходят два человека и спрашивают: "Олейников есть?" К Николаю Макаровичу всегда ходило много людей. Подумав, что это его знакомые, я ответила, что он в Ленинграде. Меня только удивило, что они как-то нелюбезно ко мне обратились, даже не поздоровались. Я предложила им еще — вы, мол, устали, далеко ехали, отдохните, пообедайте. Дура такая. <…> Вернулась в свою квартиру — она опечатана. Неживая от страха, прислонилась я к двери и так стою. <…> Мимо проходили люди; пробегали, едва здороваясь, стараясь не заметить, не узнать. <…> Дом наш был литераторский — все друг друга знали. Я простояла в коридоре под своей опечатанной дверью несколько часов. Никто, никто, — все пробегали мимо,— не остановился, не предложил зайти, никто даже не вынес стула».
Дом Придворного оркестра.
Архитектор: Л. Руска, А. К. Буржуа
Год постройки: 1800-е, 1838, 1934 – «писательская надстройка».
Адрес: Малая Конюшенная ул., 4/2/ наб. кан. Грибоедова, 9 / Чебоксарский пер., 2.

Близкий к современному вид дом Придворного оркестра приобрел в 1934 г., когда на средства писательского кооператива и Литфонда надстроили два этажа. С тех пор в доме жили преимущественно члены Союза писателей. Здесь получили квартиры представители разных литературных объединений и групп: «Серапионовы братья», «ОБЭРИУ», «Перевал», авторы журналов «Чиж» и «Ёж», литературоведы-формалисты, преподаватели Института истории искусств. Жильцами дома были: М. Зощенко, В. Каверин. Н. Заболоцкий, Н. Олейников, Е. Шварц, О. Форш, В. Кетлинская, Б. Житков, М. Сломинский, М. Козаков – всего более 130 известных имен.
В квартире № 46 с женой и маленьким сыном поселился поэт Н. Олейников. Частыми гостями его дома были Д. Хармс, А. Введенский, соседи Е. Шварц и Н.Заболоцкий.
Это последний адрес поэта. В июле 1937 г. поэт Н. Олейников был арестован. В ходе обыска в его квартире были изъяты записные книжки, литература и математический трактат, над которым Олейников трудился несколько лет.

Из воспоминаний Ларисы Олейниковой:

«Приезжает грязная машина. <…> Выходят два человека и спрашивают: "Олейников есть?" К Николаю Макаровичу всегда ходило много людей. Подумав, что это его знакомые, я ответила, что он в Ленинграде. Меня только удивило, что они как-то нелюбезно ко мне обратились, даже не поздоровались. Я предложила им еще — вы, мол, устали, далеко ехали, отдохните, пообедайте. Дура такая. <…> Вернулась в свою квартиру — она опечатана. Неживая от страха, прислонилась я к двери и так стою. <…> Мимо проходили люди; пробегали, едва здороваясь, стараясь не заметить, не узнать. <…> Дом наш был литераторский — все друг друга знали. Я простояла в коридоре под своей опечатанной дверью несколько часов. Никто, никто, — все пробегали мимо,— не остановился, не предложил зайти, никто даже не вынес стула».
Дом предварительного заключения.
Архитектор: К. Я. Маевский.
Год постройки: 1871-1875.
Адрес: Шпалерная ул. (с 1918 по 1991 гг. — ул. Воинова), 25 / Захарьевская ул., 4.

«Шпалерка» ― название знаменитой следственной тюрьмы. За 1937–1938 гг. через Шпалерную тюрьму прошли сотни тысяч заключенных, в том числе. О.Берггольц, А.Введенский, Н.Заболоцкий, Р.Иванов-Разумник, Д.Лихачев, Н.Олейников, Д.Хармс.
20 июля 1937 г. Н. Олейников по обвинению в контрреволюционной деятельности был арестован и приговорен к расстрелу. В день ареста Олейникова встретил писатель, литературовед Ираклий Андроников.
Из воспоминаний Лидии Жуковой: «Ираклий Андроников ночевал эту ночь в надстройке. Приехал по делам из Москвы и рано вышел из дому. Смотрит, идет Олейников. Он крикнул: "Коля, куда ты так рано?" И только тут заметил, что Олейников не один, что по бокам его два типа с винтовками <…>. Николай Макарович оглянулся. Ухмыльнулся. И все».

Приговор был исполнен 24 ноября 1937 года в Ленинграде. Жене Олейникова — Ларисе Олейниковой было объявлено, что её муж осуждён на 10 лет заключения в лагерях как «враг народа», после чего она была принудительно выселена из Ленинграда. В 1957 г. дело признали сфальсифицированным, поэт был полностью реабилитирован.
Дом предварительного заключения.
Архитектор: К. Я. Маевский.
Год постройки: 1871-1875.
Адрес: Шпалерная ул. (с 1918 по 1991 гг. — ул. Воинова), 25 / Захарьевская ул., 4.

«Шпалерка» ― название знаменитой следственной тюрьмы. За 1937–1938 гг. через Шпалерную тюрьму прошли сотни тысяч заключенных, в том числе. О.Берггольц, А.Введенский, Н.Заболоцкий, Р.Иванов-Разумник, Д.Лихачев, Н.Олейников, Д.Хармс.
20 июля 1937 г. Н. Олейников по обвинению в контрреволюционной деятельности был арестован и приговорен к расстрелу. В день ареста Олейникова встретил писатель, литературовед Ираклий Андроников.
Из воспоминаний Лидии Жуковой: «Ираклий Андроников ночевал эту ночь в надстройке. Приехал по делам из Москвы и рано вышел из дому. Смотрит, идет Олейников. Он крикнул: "Коля, куда ты так рано?" И только тут заметил, что Олейников не один, что по бокам его два типа с винтовками <…>. Николай Макарович оглянулся. Ухмыльнулся. И все».

Приговор был исполнен 24 ноября 1937 года в Ленинграде. Жене Олейникова — Ларисе Олейниковой было объявлено, что её муж осуждён на 10 лет заключения в лагерях как «враг народа», после чего она была принудительно выселена из Ленинграда. В 1957 г. дело признали сфальсифицированным, поэт был полностью реабилитирован.
Дом компании "Зингер".
Архитектор: П. Ю. Сюзор.
Год постройки: 1902-1904.
Адрес: Невский пр. (с 1918 по 1944 гг. — пр. 25 Октября), 28 / наб. кан. Грибоедова, 21.

После революции здание компании «Зингер» было национализировано. Сначала использовалось как книжный склад, а с 1919 г. передано Петрогосиздату (с 1938 г. — Лениздату). С этого момента Дом книги — книжный центр города. В здании размещались главные ленинградские издательства и книжный магазин. В этом доме началась история Детгиза (до 1934 г. — Лендетгиза), родились культовые журналы «Ёж» и «Чиж».

Журналы для детей. «Чиж» и «Ёж».
В 1928 году Н. Олейников стал редактором нового «Ежемесячного журнала» для детей («ЁЖ»), в котором регулярно публиковались Корней Чуковский, Борис Житков, Виталий Бианки, Михаил Пришвин, Евгений Шварц, а также поэты группы «ОБЭРИУ» (Даниил Хармс, Александр Введенский, Николай Заболоцкий).


Николай Чуковский вспоминал: «При Детском отделе издавались два журнала — «Чиж» и «Еж». «Чиж» — для совсем маленьких, «Еж» — для детей постарше. Конечно, Маршак, руководивший всем Детским отделом, руководил и этими журналами. Однако до журналов у него руки не всегда доходили, и настоящими хозяевами «Чижа» и «Ежа» оказались Шварц и Олейников. […] Олейников участвовал в этих журналах не как поэт и даже не как прозаик, а, скорее, как персонаж, как герой. Героя этого звали Макар Свирепый. Художник — если память мне не изменяет, Борис Антоновский — изображал его на множестве маленьких квадратных картинок неотличимо похожим на Олейникова — кудри, чуб, несколько сложно построенный нос, хитрые глаза, казацкая лихость в лице. Подписи под этими картинками писал Олейников; они всегда были блестяще забавны и складывались в маленькие повести, очень популярные среди ленинградских детей того времени».
Дом компании "Зингер".
Архитектор: П. Ю. Сюзор.
Год постройки: 1902-1904.
Адрес: Невский пр. (с 1918 по 1944 гг. — пр. 25 Октября), 28 / наб. кан. Грибоедова, 21.

После революции здание компании «Зингер» было национализировано. Сначала использовалось как книжный склад, а с 1919 г. передано Петрогосиздату (с 1938 г. — Лениздату). С этого момента Дом книги — книжный центр города. В здании размещались главные ленинградские издательства и книжный магазин. В этом доме началась история Детгиза (до 1934 г. — Лендетгиза), родились культовые журналы «Ёж» и «Чиж».

Журналы для детей. «Чиж» и «Ёж».
В 1928 году Н. Олейников стал редактором нового «Ежемесячного журнала» для детей («ЁЖ»), в котором регулярно публиковались Корней Чуковский, Борис Житков, Виталий Бианки, Михаил Пришвин, Евгений Шварц, а также поэты группы «ОБЭРИУ» (Даниил Хармс, Александр Введенский, Николай Заболоцкий).


Николай Чуковский вспоминал: «При Детском отделе издавались два журнала — «Чиж» и «Еж». «Чиж» — для совсем маленьких, «Еж» — для детей постарше. Конечно, Маршак, руководивший всем Детским отделом, руководил и этими журналами. Однако до журналов у него руки не всегда доходили, и настоящими хозяевами «Чижа» и «Ежа» оказались Шварц и Олейников. […] Олейников участвовал в этих журналах не как поэт и даже не как прозаик, а, скорее, как персонаж, как герой. Героя этого звали Макар Свирепый. Художник — если память мне не изменяет, Борис Антоновский — изображал его на множестве маленьких квадратных картинок неотличимо похожим на Олейникова — кудри, чуб, несколько сложно построенный нос, хитрые глаза, казацкая лихость в лице. Подписи под этими картинками писал Олейников; они всегда были блестяще забавны и складывались в маленькие повести, очень популярные среди ленинградских детей того времени».
Даниил Иванович Хармс
(настоящая фамилия — Ювачев, 1905–1942) — поэт, прозаик, драматург.
«Я не сразу поняла, что это за человек. Он был совершенно необычайным, не похожим ни на кого, ни разговором, ни поведением, — человеком неповторимым. Казалось, он весь состоял из шуток. Сейчас я понимаю, что иначе он и не представлял себе своего существования. Чудачество было ему свойственно и необходимо <…>

Он был разнообразен, — я думаю, от нервности. С Маршаком всегда — верх почтительности, с друзьями — по-мальчишески, с моей мамой — подобострастно, со мною — как Макс с Морицем.

— Оборотень, — говорил о нем Юра Владимиров.

— Хамелеон, — охотно поддакивал Саша Введенский».

Непревзойденный «гений абсурда и чёрного юмора», «мастер эпатажа и мистификаций» ― каких только определений ни звучало в адрес этого яркого, самобытного поэта и писателя, ставшего одной из самых загадочных и знаковых фигур в истории литературного авангарда и новейших течений в искусстве второй половины 1920-х и 1930-х годов. «Хармс не создает искусство — он сам есть искусство», ― справедливо утверждал Александр Введенский. Даниил Хармс был одним из основателей и главных идеологов, наиболее активным участником авангардной литературной группы ОБЭРИУ (Объединение реального искусства), «чинарём-взиральником» в составе неофициального литературно-философского содружества чинарей («малограмотных ученых»), объединившего молодых поэтов и философов: Д. Хармса, А.Введенского, Л. Липавского, Я.Друскина, Н. Олейникова. Д. Хармс cотрудничал с детским отделом Лениздата, стал любимым автором нескольких поколений маленьких читателей. Долгое время читателям были известны лишь детские стихи Хармса и та часть «взрослых» произведений, которая считалась «юмористическими». «Взрослые» произведения автора появились в печати только в 1960-е гг. в самиздатовских журналах. К наиболее известным произведениям Хармса относятся повесть «Старуха», цикл «Случаи», пьеса «Елизавета Бам» и анекдоты о Пушкине и Гоголе, породившие большое количество подражаний.
Алиса Ивановна Порет,
художник книги, живописец, график
Штрихи к портрету
Даниил Иванович Хармс
(настоящая фамилия — Ювачев, 1905–1942) — поэт, прозаик, драматург.
Адреса Даниила Хармса в Петербурге:
Дом Трофимова -Доходный дом князей Голицыных.
Архитектор не установлен, гр. инж. А.К.Павловский, гр. инж. А. А. Гречанников.
Год постройки: 1829 г., несколько раз менял облик.
Адрес: Маяковского ул., 11.

С 1925 года и до ареста в 1941-м Даниил Хармс жил в квартире №8 в доме по улице Надеждинской, 11 (ныне ― ул. Маяковского). Комната поэта была такой же странной, как и он сам. По воспоминаниям художницы Алисы Порет, она «была так заполнена всякими затейливыми придумками, что описать ее нет сил. Проволоки и пружины тянулись в разных направлениях, на них висели, дрожали и переплетались какие-то коробочки, чертики, символы и эмблемы, и все это менялось по мере появления новых аттракционов. Было много книг, среди них разные раритеты — Библия на др. еврейском, огромная толстенная книга "Черная магия", какие-то старые манускрипты». Описывая обстановку «странной» квартиры Хармса, Б. Семенов отмечал: «Книгам не хватало места, они гнездились без всякого порядка где попало: на полках вдоль стен, на подоконниках, на столе и под столом, среди хрустальных флаконов на ночном столике.
Были всевозможные словари и справочники, произведения Лукиана, Овидия; книги, посвященные оккультным наукам, самоучители хиромантии и френологии, оракулы, письмовники, поваренные книги. Говоря с вами, Хармс обходил комнату, поминутно щелкая незаметно устроенными выключателями». И только звуки фисгармонии оживляли комнату Хармса. На этом старинном музыкальном инструменте поэт-авангардист толком не научился играть, но почти ежедневно в его квартиру приходил Я. Друскин, по памяти исполнявший на фисгармонии музыку XVIII века.

В доме Хармса часто собирались поэты-обэриуты. Необычная обстановка его жилища способствовала созданию атмосферы эксперимента и творчества. По словам И. Бахтерева, «фортики», иррациональные поступки хозяина квартиры, никого не смущали: друзья и соседи по дому «давно привыкли к чудачествам» Хармса.
О своем творчестве Д. Хармс писал так: «Стихи надо писать так, что если бросить стихотворением в окно, то стекло разобьется».
Дом Трофимова -Доходный дом князей Голицыных.
Архитектор не установлен, гр. инж. А.К.Павловский, гр. инж. А. А. Гречанников.
Год постройки: 1829 г., несколько раз менял облик.
Адрес: Маяковского ул., 11.

С 1925 года и до ареста в 1941-м Даниил Хармс жил в квартире №8 в доме по улице Надеждинской, 11 (ныне ― ул. Маяковского). Комната поэта была такой же странной, как и он сам. По воспоминаниям художницы Алисы Порет, она «была так заполнена всякими затейливыми придумками, что описать ее нет сил. Проволоки и пружины тянулись в разных направлениях, на них висели, дрожали и переплетались какие-то коробочки, чертики, символы и эмблемы, и все это менялось по мере появления новых аттракционов. Было много книг, среди них разные раритеты — Библия на др. еврейском, огромная толстенная книга "Черная магия", какие-то старые манускрипты». Описывая обстановку «странной» квартиры Хармса, Б. Семенов отмечал: «Книгам не хватало места, они гнездились без всякого порядка где попало: на полках вдоль стен, на подоконниках, на столе и под столом, среди хрустальных флаконов на ночном столике.
Были всевозможные словари и справочники, произведения Лукиана, Овидия; книги, посвященные оккультным наукам, самоучители хиромантии и френологии, оракулы, письмовники, поваренные книги. Говоря с вами, Хармс обходил комнату, поминутно щелкая незаметно устроенными выключателями». И только звуки фисгармонии оживляли комнату Хармса. На этом старинном музыкальном инструменте поэт-авангардист толком не научился играть, но почти ежедневно в его квартиру приходил Я. Друскин, по памяти исполнявший на фисгармонии музыку XVIII века.

В доме Хармса часто собирались поэты-обэриуты. Необычная обстановка его жилища способствовала созданию атмосферы эксперимента и творчества. По словам И. Бахтерева, «фортики», иррациональные поступки хозяина квартиры, никого не смущали: друзья и соседи по дому «давно привыкли к чудачествам» Хармса.
О своем творчестве Д. Хармс писал так: «Стихи надо писать так, что если бросить стихотворением в окно, то стекло разобьется».
Комплекс тюремных зданий «Кресты».
Архитектор: А. И. Томишко.
Год постройки: 1884-1889.
Адрес: Арсенальная наб., 7.

В 1930-е гг. в «Кресты» попали многие осужденные по 58-ой статье за «контрреволюционную деятельность». Здесь содержался Л.Гумилев, Н.Заболоцкий, Д.Хармс
В декабре 1931 года поэты-обэриуты (ОБЭРИУ — Объединение реального искусства) Даниил Хармс, Александр Введенский, Игорь Бахтерев были арестованы по обвинению в участии в «антисоветской группе писателей». Поводом для ареста стали не шумные эпатирующие выступления обэриутов (например, как «Три левых часа» в Доме печати»), а их работа на поприще детской литературы, т. к. большинство обэриутов сотрудничали в журналах «Ёж» и «Чиж». Последовавшая за арестами ссылка лидеров Объединения привела к фактическому распаду творческой группы ОБЭРИУ.
21 марта 1932 года Даниил Хармс был приговорён коллегией ОГПУ к трём годам исправительных лагерей. Приговор был заменён ссылкой в Курск.
23 августа 1941 года Хармс был арестован за распространение в своём окружении «клеветнических и пораженческих настроений». Во избежание расстрела писатель симулировал сумасшествие. Военный трибунал определил «по тяжести совершённого преступления» содержать Хармса в психиатрической больнице.
Даниил Хармс умер 2 февраля 1942 года во время блокады Ленинграда в психиатрическом отделении больницы тюрьмы «Кресты».
Комплекс тюремных зданий «Кресты».
Архитектор: А. И. Томишко.
Год постройки: 1884-1889.
Адрес: Арсенальная наб., 7.

В 1930-е гг. в «Кресты» попали многие осужденные по 58-ой статье за «контрреволюционную деятельность». Здесь содержался Л.Гумилев, Н.Заболоцкий, Д.Хармс
В декабре 1931 года поэты-обэриуты (ОБЭРИУ — Объединение реального искусства) Даниил Хармс, Александр Введенский, Игорь Бахтерев были арестованы по обвинению в участии в «антисоветской группе писателей». Поводом для ареста стали не шумные эпатирующие выступления обэриутов (например, как «Три левых часа» в Доме печати»), а их работа на поприще детской литературы, т. к. большинство обэриутов сотрудничали в журналах «Ёж» и «Чиж». Последовавшая за арестами ссылка лидеров Объединения привела к фактическому распаду творческой группы ОБЭРИУ.
21 марта 1932 года Даниил Хармс был приговорён коллегией ОГПУ к трём годам исправительных лагерей. Приговор был заменён ссылкой в Курск.
23 августа 1941 года Хармс был арестован за распространение в своём окружении «клеветнических и пораженческих настроений». Во избежание расстрела писатель симулировал сумасшествие. Военный трибунал определил «по тяжести совершённого преступления» содержать Хармса в психиатрической больнице.
Даниил Хармс умер 2 февраля 1942 года во время блокады Ленинграда в психиатрическом отделении больницы тюрьмы «Кресты».
Дворец Нарышкиных-Шуваловых.
Архитектор: Симон де Б., Н. Е. Ефимов.
Год постройки: 1790, 1844-1846.
Адрес: наб. р. Фонтанки, 21.

С 1927 г. в здании бывшего Шуваловского дворца (наб. р. Фонтанки, 21) находился один из центров художественной жизни Ленинграда — Дом печати. Наиболее интересны три его секции, которые объединили сторонников новых течений в искусстве. Здесь расположились экспериментальная театральная лаборатория И.Г. Терентьева, художественная группа «Мастера аналитического искусства» под руководством П.Н. Филонова и Объединение Реального Искусства (ОБЭРИУ), среди которых были Даниил Хармс, Александр Введенский, Николай Заболоцкий и др. Здесь творческая группа приобрела «официальное признание» и постоянную площадку ‒ комфортабельную гостиную с мягкими креслами для организации «студийных» дней, проведения репетиций и творческих вечеров.
Круг единомышленников группы расширить за счет вовлечения в их деятельность представителей других видов искусства.
24 января 1928 г. в большом театральном зале Дома печати состоялось наиболее масштабное и значимое выступление ОБЭРИУ — вечер «Три левых часа», где впервые была разыграна пьеса Хармса «Елизавета БАМ».
В 1929 году Дом печати был закрыт по идеологическим причинам. В настоящее время в Шуваловском дворце расположен Музей Фаберже.

ОБЭРИУ (Объединение реального искусства)
Об этом уникальном объединении писал К. Б. Минц: «Во второй половине двадцатых годов появление новых литературных групп и течений резко пошло на убыль. Казалось, что наступает затишье... Но именно в это время, в славном городе на Неве, дала о себе знать звонко, озорно и свежо небольшая группа молодых поэтов, получивших загадочное прозвище обэриутов, от громкого названия творческого содружества ОБЭРИУ — Объединение реального искусства. Кто же входил в состав этого объединения?
Поэт, прозаик и драматург Даниил Хармс, Николай Заболоцкий, Александр Введенский, Константин Вагинов, Игорь Бахтерев и несколько позднее Юрий Владимиров — это была поэтическая секция. В 1926 году я познакомился с Даниилом Хармсом на киноотделении Высших государственных курсов искусствоведения при Российском институте истории искусств, где некоторое время учился Хармс...»
Дворец Нарышкиных-Шуваловых.
Архитектор: Симон де Б., Н. Е. Ефимов.
Год постройки: 1790, 1844-1846.
Адрес: наб. р. Фонтанки, 21.

С 1927 г. в здании бывшего Шуваловского дворца (наб. р. Фонтанки, 21) находился один из центров художественной жизни Ленинграда — Дом печати. Наиболее интересны три его секции, которые объединили сторонников новых течений в искусстве. Здесь расположились экспериментальная театральная лаборатория И.Г. Терентьева, художественная группа «Мастера аналитического искусства» под руководством П.Н. Филонова и Объединение Реального Искусства (ОБЭРИУ), среди которых были Даниил Хармс, Александр Введенский, Николай Заболоцкий и др. Здесь творческая группа приобрела «официальное признание» и постоянную площадку ‒ комфортабельную гостиную с мягкими креслами для организации «студийных» дней, проведения репетиций и творческих вечеров.
Круг единомышленников группы расширить за счет вовлечения в их деятельность представителей других видов искусства.
24 января 1928 г. в большом театральном зале Дома печати состоялось наиболее масштабное и значимое выступление ОБЭРИУ — вечер «Три левых часа», где впервые была разыграна пьеса Хармса «Елизавета БАМ».
В 1929 году Дом печати был закрыт по идеологическим причинам. В настоящее время в Шуваловском дворце расположен Музей Фаберже.

ОБЭРИУ (Объединение реального искусства)
Об этом уникальном объединении писал К. Б. Минц: «Во второй половине двадцатых годов появление новых литературных групп и течений резко пошло на убыль. Казалось, что наступает затишье... Но именно в это время, в славном городе на Неве, дала о себе знать звонко, озорно и свежо небольшая группа молодых поэтов, получивших загадочное прозвище обэриутов, от громкого названия творческого содружества ОБЭРИУ — Объединение реального искусства. Кто же входил в состав этого объединения?
Поэт, прозаик и драматург Даниил Хармс, Николай Заболоцкий, Александр Введенский, Константин Вагинов, Игорь Бахтерев и несколько позднее Юрий Владимиров — это была поэтическая секция. В 1926 году я познакомился с Даниилом Хармсом на киноотделении Высших государственных курсов искусствоведения при Российском институте истории искусств, где некоторое время учился Хармс...»